Looking for something?

Кто я?

Ирина
Море, книги, котики. Лайфстайл, одним словом. Ищу гармонию и учусь видеть её в простых вещах.
Еще...

Социальные сети

Партнерские ссылки

Внимание! В блоге могут появляться партнерские ссылки (если я не забуду их поставить). Для вас цена от этого совсем не меняется, а я могу получить небольшое вознаграждение.

«Лее-еена! Ты меня не любишь!» — письмо из 1984 года, как пример утерянного эпистолярного стиля.

Нашла письмо из прошлого, которое меня заставило улыбаться и вообще через кучу лет порадовало. Хочу поделиться с вами глоточком атмосферы из 1984-го года, когда пленку для фотоаппарата хранили в холодильнике, а писем ждали неделями. 

Действующие лица: 

Леночка — 28 лет, живет в Керчи, собирается замуж за Юру. Через год примерно станет моей мамой. 

Юра — 27 лет, собирается жениться на Леночке и поехал в Магаданскую область СССР заработать денег на свадьбу и мебель для молодой семьи. Работает на промывке золота. Через год примерно станет моим папой. 

Клуб 7 марта — клуб керченских друзей, вся их шумная компания. Название придумано, потому что когда-то 7 марта в голову им пришла эта идея. Выпускали стенгазету, в которой обстебывали казенный коммунистический стиль изложения. Один экземпляр даже до сих пор есть в родительском доме. 

Выезд клуба на море, например

Само письмо, стиль и орфография автора:

г. Керчь  пос. Войкова

Теплоуховой Елене 

 

Магаданская обл. 

г. Сеймчан с/а Союз

уч. Промежуточный

 

14.07.84

Леночка, здравствуй!

Сегодня, наконец, снял гипс со своей ленивой бриллиантовой руки и отвечаю на твои редкие весточки. Да-да, редкие.

Лее-еена! Ты меня не любишь. Любимому человеку пишут чаще. Я не требую подвигов жен декабристов (это не Сибирь), но один раз в неделю у меня, кроме банного дня, должен быть еще один праздник — твое письмо. А на упреки со стороны членов клуба, по поводу моего молчания, не обращай внимания. 

Ультиматум «Клубу 7 марта»

Все возмущения в мой адрес принимаю в письменном виде от каждого индивидуума в отдельности (по прежнему адресу).

Вступительную и основную части излагать тезисами, а в P.S. — подробно описать свое житье-бытье, можно житье-бытье соседа (юмор и сплетни допускаются). 

Юрий, Борисов сын.

Теперь немного о себе. Работаю на участке «Промежуточный» на промывочном приборе. 

Через мои руки прошло более 60 кг золота. Смотреть уже на него тошно. А впереди еще 3 месяца. Работа не очень тяжелая, но нудная. 

Так промывалось золото

 

Правда мне еще везет. Я в хороших отношениях с руководством артели. Это вносит какое-то разнообразие в мою жизнь. Недавно вернулся с оленеводческого совхоза «Россоха», где пробыл целый месяц. Я был там нач. аэродрома. Принимал и отправлял самолеты и вертолеты для нашей армии. Самолеты летали часто, но физическую усталость я испытывал намного меньше, чем на участках. 

В совхозе познакомился с работниками клуба. Это молодые ребята и девчата, выпускники театрального училища. Они из Приморского края. По зову сердца, по приказу комсомола, одним словом, по зову пустого кармана они отправились в глубину тайги, чтобы пролить свет в темные души аборигенов, для которых самолет, паровоз и пароход до сих пор хуже, чем олени. 

Все свободное время я проводил в клубе. Здесь хорошая библиотека, кинозал, маленькая дискотека. 

Ребята часто уезжали в оленеводческие бригады в тайгу. Показывали там фильмы, устраивали тематические вечера.

Когда все возвращались на базу, мы устраивали небольшие вечеринки. Ребята читали стихи, пели под гитару, показывали сцены из спектаклей. Одним словом, артисты. 

Мы с Димой завклубом ходили в тайгу на кладбище эвенов. Остальные отказались. Зрелище жуткое. Подробно расскажу дома. 

Месяц пролетел быстро, но впечатлений осталось много. Меня провожали шумно, приглашали в гости в Приморский край, но я им ответил, как патриот своего края: «Нет уж, лучше вы к нам в Крым. Хватит с меня севера». 

Так что, Лена, не расстраивайся, я больше сюда не поеду. Я ужасно соскучился по дому.

Процесс деградации протекает здесь очень быстро. Это последняя моя эпопея. 

Лена! Ты уже очевидно знаешь от моих родителей, что один из наших взрывников уехал домой в Керчь — не выдержал трудностей. Я еще креплюсь. Похудел на 100 г, но здоровья прибавилось. Загореть мне в этом году так и не придется, не дают комары и оводы. Но купальный сезон открыл. При форсировании ручья во время паводка я со своим ленинградским другом окунулся по горло в бурлящий поток. Единственное чем это купание отличалось от крымского — мы были в теплой одежде. Но все обошлось — даже не кашлянул. Погода здесь «хорошая» круглые сутки (кстати ночей у нас давно нет) моросит дождь и дует ветер. Правда недавно стало теплей, ветер стих и пошел снег. 

Одним словом, лето здесь как керченская зима. Но зато природа очень красивая! 

Лена!! Срочно вышли мне цветную слайдовую пленку бандеролью, может успею заснять эту красоту на пленку. Пленку возьми у Кости или спроси у моих родителей, может осталась в холодильнике. 

Моим передай, что у меня все хорошо, и мне ничего не надо. Жду от них писем. 

О работе писать не хочется. Скажу одно. Идем пока в плане. Дали 52% — это где-то 120 тонн золота. Еще пахать и пахать. 

На этом заканчиваю свой титанический труд. Именно труд, потому что письма я пишу всегда очень тяжело. Очевидно этот эпистолярный стиль общения между людьми — не для меня. 

Крепко обнимаю.

Привет ребятам. 

Остаюсь в ожидании бандероли и письма. 

Юра. 

P.S. Леночка, когда будешь отправлять бандероль, положи туда какой-нибудь крем для лица, а то у меня от антикомарина вся штукатурка на лице облезла. 

P.P.S. Лена! Жениться я на тебе не передумал. Юра. 

И правда не передумал, фото счастливых родителей через годик

(В последнем предложении сегодня мы обязательно поставили бы смайлики, а тогда приходилось считывать их между строк)

Немного скучаю по бумажным письмам. Помню, когда я поступила на первый курс, мы еще обменивались ими с подругами и родителями. Звонить было дорого и за минуты созвона всего не рассказать. А письмо всегда было наполнено атмосферой домашнего чаепития и веселого разговора. Потом появились телефоны и смс-ки, но это было уже все равно другое общение. А вы скучаете по бумажным письмам?